Главная » RSM-Ultras » Мировая религия » «Люблю футбол. Выдумали игру англичане, а по духу она наша, русская»

«Люблю футбол. Выдумали игру англичане, а по духу она наша, русская»

«Люблю футбол. Выдумали игру англичане, а по духу она наша, русская» — эти слова принадлежат Валентину Васильевичу Сысоеву, легендарному правому нападающему клуба З.К.С., сборной Москвы и Российской Империи.

Будущий форвард родился в 1887 г., в многодетной семье московского штаб-офицера. Четверо братьев и трое сестер жили в доме родителей на Елоховской (ныне – Спартаковской) улице, в так называемой, Немецкой слободе. Несмотря на свою многочисленность, семейство Сысоевых никогда не нуждалось: следить за домом помогала прислуга, младшими детьми занимались няньки и гувернанты, а старшие из братьев получали образование в московском университете. К слову сказать, когда Валентин, в возрасте 21 года, стал игроком Замоскворецкого Клуба Спорта, — это было его первое в жизни место работы.

Знакомство с футболом получилось случайным: на даче в подмосковном Расторгуево, где Сысоевы имели обыкновение проводить летние месяцы, сосед похвастался подарком от друга-англичанина – кожаным футбольным мячом, и предложил вместе осваивать азы новой диковинной игры. Подтянув младших братьев Валентина, начали играть два на два. Азарт, неугомонность, и неподдельный энтузиазм, которые с утра до темноты царили на поселковой лужайке, превращенной в тренировочное поле, привлекли внимание всех местных пацанов. К концу лета в Расторгуеве появилось сразу несколько футбольных команд.

Зима оказалась нелегким испытанием, и прошла в тоске по мячу и жарким спортивным баталиям – жизни без футбола уже будто бы не существовало. Лишь только сошел снег – Валентин Сысоев собрался духом и отправился в Замосковоречье, где в ту пору базировался самый популярный из московских клубов. Направившись прямиком к председателю, он добился обещания просмотреть его на предмет соответствия уровню игры команды, и уже вечером того же дня был зачислен в состав З.К.С. Еще бы — самородка, умудрившегося забить два мяча сыгранной команде англичан, приглашенной для тренировочного матча, упускать было непозволительно.

Успех пришел к Сысоеву стремительно: в первых же встречах он показал не только высокую результативность, но и глубокое понимание тактики игры. Правильно выбрать место, хорошо открыться, в нужный момент сделать точную передачу – все это удавалось с легкостью и видимым со стороны удовольствием. Главным же козырем стала игра головой, которая во время борьбы в штрафной площадке нередко решала исход матча.

Московская публика боготворила Валентина. Через год он зачисляется в состав сборной города, а немногим позднее выходит на поле в форме сборной страны – в официальном товарищеском матче против команды Венгрии. Дебют на международной арене получился не слишком удачным – домашнее поражение со счетом 0:9 запомнилось надолго. Под впечатлением от этой игры, Сысоев оставляет следующую характерную запись в своем личном дневнике: «Я верю в неиссякаемую силу русского человека, в мой талантливый народ и уверен, что настанет время, когда наш футбол завоюет себе вселенскую славу».

Тем временем, отец настаивает на военной карьере для своего второго сына, и способствует его поступлению на армейскую службу. Теперь тренировки приходится совмещать с офицерскими обязанностями. За сборную форвард проведет еще один матч – в товарищеской встрече против норвежцев он сравняет счет, и впервые в истории россияне сумеют избежать поражения, добившись приемлемого для себя результата: 1-1. Это знаменательное событие произошло в сентябре 1913 г. на стадионе З.К.С.

Первенство Московской Лиги 1914 г. становится пиком карьеры Сысоева. Он устанавливает рекорд результативности, который никому не удалось побить до сих пор: в каждом из матчей соревнования забивает как минимум один гол. Команда Замоскворецкого Клуба Спорта становится чемпионом, а звездный бомбардир уходит на фронт разразившейся Первой мировой. Вернется он нескоро – лишь по прошествии трех лет, в страну с новым названием, новыми порядками, и совсем другим футболом, в котором уже не найдет для себя подходящего места. Отвергая всякую мысль об эмиграции, он останется в большевистской России, и проживет в Москве до 1971 г.


Оставить комментарий