Главная » ЧМ в Ростове » Словом, мы все больны футболом…

Словом, мы все больны футболом…

Какое наследие достанется Ростову-на-Дону после ЧМ-2018?

1 августа в агентстве «Интерфакс-Юг» представители правительства Ростовской области заявили, что до конца года на госэкспертизу будет представлен проект стадиона на 45 тысяч зрителей — ядро спортивного кластера на левом берегу Дона, создаваемого в рамках подготовки столицы ЮФО к футбольному мундиалю 2018 года.

Важная часть проекта — «Наследие» — призвана ответить на главный вопрос: насколько рационально и эффективно стадион будет функционировать после проведения игр чемпионата мира. И, соответственно, как и в какие сроки это окупит бюджетные деньги, потраченные на строительство.

Стадион в Ростове будет на 100% построен на бюджетные средства. По разным оценкам, затраты составят 12—15 млрд рублей. При проектировании и строительстве особая ставка делается на использование ресурсосберегающих технологий.

Проще говоря, стадион должен быть недорогим и хорошо окупаемым. Собственно, для решения этой задачи областная власть привлекает западных экспертов. Так, британская IMG разрабатывает бизнес-концепцию стадиона — вносит предложения по его безубыточной эксплуатации после мундиаля. С одной стороны, речь идет о наиболее эффективном использовании вспомогательных площадей, создании здесь фитнес-центров, ресторанов, фан-клубов и т. д. С другой, специалисты просчитают оптимальное количество мест на трибунах, что также влияет на рентабельность главного спортивного объекта. Кстати, 45 тысяч зрителей — это не прихоть ростовчан (будь на то воля региональной власти, количество мест на «Левбердон-Арене» было бы раза в два меньше), но таково требование Международной федерации футбола (FIFA): меньше 45 тысяч нельзя, больше — можно.

Со слов другого заместителя губернатора, Игоря Гуськова, сегодня основные футбольные матчи в Ростове проходят на стадионе «Олимп»: «18 тысяч мест, которые весьма удовлетворительно заполняются. На игры приходит не более 14 тысяч человек. 45 тысяч — это очень много. Столько для матчей с участием нашего футбольного клуба «Ростов» (ФК «Ростсельмаш» — прим. ред.) не надо. Поэтому после ЧМ-2018 10 тысяч мест будут демонтированы. Оставшихся 35 тысяч мест более чем достаточно, даже с запасом».

Областной чиновник пообещал: демонтированные места «будут использоваться, чтобы повысить рентабельность данного объекта».

В свою очередь генеральный директор ФГУП «Спорт-Инжиниринг» Александр Васюков подтвердил, что госзаказчик действительно поставил перед ними как проектировщиками задачу разработать трибуны с таким расчетом, чтобы 10 тысяч мест были легко демонтированы после чемпионата мира. «Здесь возникают минимум два вопроса, — признал господин Васюков. — Что будет в том объеме, который отдадим стадиону (насколько эффективно он будет использоваться) и что будет с демонтированными местами (насколько эффективно будут использоваться они)? Вопросы сложные, но для нас понятные. Мы знаем, как будем их решать. С нами работают лучшие организации мирового уровня — архитектурная компания Populous, которая проектировала около 60 стадионов, самостоятельно или в сотрудничестве с другими проектировщиками, и IMG, которая делала «Наследие» для 12 или 13 стадионов. С такими профессионалами приятно работать».

Кстати, как утверждают специалисты, раздел «Наследие» обязателен при разработке проектной документации крупного спортивного объекта. Во-первых, это позволяет заглянуть в будущее и понять, «если ли жизнь после мундиаля» (и сделать так, чтобы жизнь была). Во-вторых, еще на этапе проекта заложить базу для самоокупаемости (деньги-то нешуточные; если что не так, государственный заказчик по головке не погладит). Поэтому и власти, и проектировщики стараются учитывать и мировой опыт, и опыт ближайших соседей. В частности, стадиона «Донбасс-Арена» на 52 тыс. зрителей, построенного год назад в Донецке (Украина, 300 км от Ростова-на-Дону) для матчей чемпионата Европы по футболу. Кстати, 30 мая руководитель отдела консалтинга донецкого стадиона Андрей Санин выступил в столице юФо на форуме «Будущее города», предложив, по сути, готовую бизнес-модель «Как заставить стадион работать 365 дней в году». 1 августа, ровно через два месяца после данного выступления, представители правительства Ростовской области признались, что привлекают представителей «Донбасс-Арены» в качестве консультантов.

«Надо спроектировать стадион так, чтобы он имел возможность самоокупаться, — еще раз заметил Александр Васюков. — Это задача непростая не только для Ростова-на-Дону. Она непростая в целом. Это мировая проблема. Дело в том, что стадион окупается, когда на нем проходит примерно 70—80 событий в год (а лучше — 100), при заполняемости трибун на 50—60%. То есть стабильно на стадион должны приходить не менее 23 тысяч человек. Обеспечить такую посещаемость крайне сложно. Но мы эту задачу решаем. Например, уже сейчас проектируем специальные ложи, которые будем использовать в целях окупаемости стадиона. Могу сказать совершенно точно: свет, звук, все пространство на стадионе, которое будет заполняться зрителями, будут создаваться таким образом, чтобы здесь можно было проводить различные по масштабу мероприятия — от собраний жителей города до концертов мирового уровня, настоящих мировых шоу».

Таким образом, сегодня в сухом остатке мы имеем.

Первое: готовые эскизы проекта будущей главной спортивной арены ростовской части мундиаля, а также понимание того, что технологически здесь используется опыт недавно построенной арены в Казани (самого дешевого из всех созданных за последние годы в России стадионов, на что еще весной прямо указал президент Владимир Путин), а экономически — наработки соседей из Донецка и разработчиков из Великобритании. Это значит, что работа над «Наследием» касается вопроса эффективно работающих площадей не только внутри стадиона, но и всей прилегающей территории (в Донецке, например, хозяева заставили зарабатывать чуть ли не каждый метр у «Донбасс-Арены»). До конца года проект должен быть завершен и передан на государственную экспертизу.

Второе: власти хотят, чтобы стадион стал любимым местом отдыха ростовчан и гостей города, чтобы в нем были и фитнес, и спортзалы, и рестораны, чтобы в любой части арены зрителям было комфортно как на футболе, так и на концертах, чтобы современные технологии и средства коммуникации позволяли не упускать ни одного яркого момента. И за всем этим хозяйством, естественно, надо грамотно следить. У стадиона должен быть хозяин. Однако пока до конца не определено, в чьей собственности будет объект — муниципальной или областной. Кто, собственно, будет содержать стадион и отвечать за его окупаемость. Ответ на этот вопрос власть обещает дать уже осенью. И не просто дать, а закрепить соответствующим постановлением.

Третье: на левом берегу Дона не просто построят один стадион. Здесь, как уже не раз писали, будет целый спортивно-рекреационный кластер площадью 45 гектаров, включающий помимо главной арены гребной канал, конноспортивный комплекс и 15 разнообразных спортсооружений. И все это должно быть увязано в единую концепцию, направленную на комплексное освоение левобережной территории. Естественно, она уже не сможет существовать в том ресторанно-шансонном виде, в котором существует и работает сейчас. Иначе все разговоры об эффективности спортивно-рекреационного комплекса и окупаемости бюджетных средств — не более чем слова.

Впрочем, как справедливо заметил один из участников пресс-конференции в «Интерфаксе», Ростов «не какой-то там Рио-де-Жанейро, есть свои специфические особенности». Так что поживем — увидим, насколько эти особенности помешают или позволят нашему городу (и региону) зарабатывать на мундиале, а главное — работать и зарабатывать после него.

(с) Владимир Андреев


Оставить комментарий